Шеломы в окружении мелочей

Главная

НАМ ПРИВЫЧНЕЕ НАЗЫВАТЬ НАХОДКИ ШЛЕМАМИ — но слово «шеломы» и с научной точки зрения вернее, и подходит им, пожалуй, больше: архаичные, массивные, способные рассказать многое и о тех, кому они принадлежали, и об эпохе в целом. Не позднее начала XVII века шеломы были спрятаны в подпол дома вместе с остальным арсеналом. Какой путь они прошли, прежде чем попасть к Елизаровым? Кем и где были изготовлены? Приходилось ли им принимать на себя удары вражеских сабель в кровавых сечах?.. Чтобы приблизиться к ответам на эти и десятки других вопросов, исследователям предстоит немало потрудиться.

— Нужно не просто реставрировать, а разгадывать эти вещи. Мы находимся в самом начале пути, — говорит Олег Двуреченский. — У нас нет сколько-нибудь серьезной информации об эволюции сфероконических шлемов. Найденные наголовья становятся исходной точкой.

Цикл исследований потребует различных методов. Чтобы спасти геометрический орнамент, главное украшение шлемов, нужна осторожная реставрация. Чтобы выяснить, русская это работа или восточная (что вероятнее), необходим анализ состава металла. Кожа чехла, в который
был упакован шлем, тоже подвергнется тщательной обработке: чтобы понять, откуда эта кожа бралась, как ее обрабатывали, какого цвета она была, каким швом сшивалась, какая была нитка — шелковая или льняная. Все это позволит заполнить пробелы в наших представлениях о военно-служилом сословии. «Можно получить геном человека, а мы извлечем и изучим геном шлема», — утверждает Двуреченский.

Шеломы в окружении мелочей походного и боевого инвентаря лежат на черной ткани, расстеленной посреди одного из кабинетов Института археологии и тускло поблескивают в свете электрических ламп. От них веет сказаниями о храбрости русских воинов, о жестоких битвах и ратных подвигах. Из тумана истории, в котором раньше можно было разглядеть лишь расплывчатый силуэт, теперь проступает фигура вооруженного всадника. И мы можем представить его себе четче, чем когда бы то ни было.

Это витязь с гордой осанкой, восседающий на быстроногом коне на фоне разбитого в поле шатра. Он облачен в панцирную кольчугу, вооружен роскошной посеребренной саблей и колчанным набором универсальных стрел — теперь хорошо видно, что они простые, без бронебойных наконечников, как считалось ранее. Шею и лицо прикрывает не только кольчужная сетка, бармица, но и широкие науши. Голову защищает не традиционная строевая каска, но колоритный увесистый шлем, украшенный богатыми узорами и инкрустацией. Перед нами представитель славного сословия детей боярских, профессиональный воин в стране, которая в ту пору не знала мирных лет. Война для него торжество, оружие — святыня.

…В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ СМУТЫ В ОГНЕ ПОГИБЛИ почти все церкви и дома звенигородского посада, была разрушена крепость на Городке. Сгорела дотла и вотчина Елизаровых-Гусевых. Старинный род вскоре прервался, но, по иронии судьбы, именно пожар сохранил семейную святыню в веках. Получилось, что Елизаровы вновь сослужили большую службу — и на этот раз не просто государю-батюшке, а всей истории России.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*