На высоте 3300 метров над уровнем моря занимается рассвет, где-то внизу просыпаются обезьяны.

Главная

Адмассу Гетанэх — невысокий и худощавый в своем камуфляже — пробирается через густые цветущие травы вдоль края плато в центральной части Эфиопского нагорья. Лучи утреннего солнца поблескивают на стволе его Калашникова. У его ног уходят вниз, в Великую Рифтовую долину, базальтовые столбы. Совсем скоро сотни обезьян, ночующих на этих скальных уступах, проснутся, огласив окрестности невообразимыми воплями, — и устремятся на плато, словно орда мохнатых циркачей. Но Гетанэх пришел сюда не ради этого зрелища.

Адмассу поворачивается спиной к обрыву и поднимает бинокль. «Так виднее», — поясняет он. Возможно, стаи Theropithecus gelada и не привлекают его внимания, но своим благоденствием на плато они обязаны в том числе и его заботе.

Пятьсот лет местные жители занимались тем же, что он делает сейчас: патрулировали границы участка горной саванны площадью более юо квадратных километров — природоохранную зону общины Мэнз-Гуасса, или просто Гуасса.
Гетанэх, бывший солдат, нанятый для этой работы, должен следить за тем, чтобы никто не воровал траву и не причинял вреда травостою.

Бхли вы хотите сохранить популяцию единственных в мире травоядных обезьян, то охрана горной саванны — одна из первоочередных задач. Предков Гетанэха, конечно, заботили не гелады, а проблемы собственного выживания: естественный растительный покров обеспечивает жителей гор всем необходимым. Тонкими, прочными стеблями кроют хижины, мужчины вьют из трав веревки, а женщины и дети мастерят метлы и факелы. Травой набивают матрасы (колкие черенки, считается, даже отпугивают блох).

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*