Мы сворачиваем.

Главная

Если никто не будет следить за Гуассой, считает Гетанэх, браконьерство приобретет огромные масштабы, а крестьяне начнут водить коров на запретные луга. Чем меньше останется травы, тем больше будут воровать еду у крестьян обезьяны, за что их будут убивать.

Мы сворачиваем. Несколько дней назад я уже проходил тут с Керби, и в какой-то момент он внезапно замер на месте: большая пятнистая кошка метнулась в кусты. По его мнению, это мог быть не сервал, а леопард. Вспоминая гот эпизод, я думаю: в Эфиопии уцелела лишь малая часть горного растительного покрова, а вот в Гуассе экологическое разнообразие по-преж-нему сохраняется. Эта экосистема устояла, несмотря на революции, оккупации, голод и коррупцию. Она пережила несколько систем государственного устройства. При верном подходе принятые здесь правила охраны природы оказываются очень действенными. Но сломать любую экосистему — легко. Вот и современные крестьяне Гуассы не питают нежных чувств к геладам: терпят их с трудом и гоняют голодных обезьян со своих полей (сообразительные приматы залезают на копны свежеубранного ячменя и устраивают пирушки). Если же траву хорошо охраняют, правильно ей распоряжаются, ее хватает и людям, и обезьянам.

Однажды утром мы с Керби под моросящим дождем отправились вниз но крутой скользкой тропе, чтобы поговорить с крестьянином Тассо Вудимагэгном, который помогает ученым исследовать гелад. На его глазах власть неоднократно менялась, некоторые перемены затронули и его.

Когда мы пришли в гости, жена Тассо сварила кофе. Дом Вудимагэгна построен из камней и глины, а стены изнутри оклеены страницами журналов, на них — фотографии со всего мира: футбольные матчи, улыбающиеся дети, безмятежные пляжи… В детстве Тассо терпеть не мог гелад. В этом он винит коммунистов, которые национализировали землю и упразднили охрану Гуассы. Многие крестьяне уверены, что площадь лугов в те годы сократилась, и, чем быстрее люди наступали на естественные пастбища гелад, тем чаще те забирались на фермы. Лет в пять-шесть Вудимагэгн с приятелями пытался гонять обезьян с поля. Но гелады показывали внушительные клыки, и ребятня разбегалась. Когда подрос, пробовал ставить на обезьян ловушки и бил их посохом, дулой. Теперь Вудима-гэгну стыдно за свое поведение. «Я был неправ, что так делал», — признает он.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*