ГОНОЛУЛУ

Главная

Как организована жизнь на гавайском острове Оаху, где главные добродетели — это неторопливость, приветливость и умение петь под укулеле.
Тропинка поднимается все выше над хайвеем и над заползающими на склоны горной гряды Коолау пригородами. Наверху — свой мир диковинных, как на холсте Руссо, зарослей, и кажется, что вот-вот выглянут из гущи симпатичные звери. Узнаю по форме плодов хлебное дерево и малайское яблоко, по похожим на журавлиные головки цветам — стрелицию. Вижу рассыпанные на земле орешки, из которых на Гавайях делают ожерелья, не увядающие, в отличие от традиционных цветочных гирлянд, — значит, надо мной дерево кукуй. Когда растительный разнобой сменяется на однородный эвкалиптовый лес, поворачиваю обратно. На поворотах тропы в просветах в зелени мелькают очертания южного берега острова Оаху, видна бухта Перл-Харбор и высотки гавайской столицы Гонолулу. От моей тропинки до города по прямой километров шесть, но ощущение такое, что вся тысяча.

И все-таки похоже, что шесть, потому что уже через полчаса я доезжаю до знаменитого района Гонолулу Вайкики-Бич. Не веря своей удаче, втискиваюсь в парковочное место всего за квартал от его главной торгово-тусовочной магистрали, Калакауа-авеню. Тут в глазах рябит от цветастых гавайских рубашек на сгоревшей коже. Туристы, как рыбки на рифе, снуют туда-сюда по бутикам. От стаек японских молодоженов пахнет кокосовым маслом для загара. Они заполонили вечерний пляж, вскидывают над головой палки для селфи, словно салютуя закатному солнцу, и не подозревают, что легендарный белый песок — намывной. На гостей острова глядит бронзовый Дьюк Каханамоку, легендарный популяризатор серфинга и олимпийский чемпион 1912 и 1920 года по плаванию. Японские туристы фотографируют и его, думая, что это гавайский король Камехамеха… Засилье туристов на Вайкики-Бич может охладить первые пылкие чувства к Гонолулу, но поддаться этому порыву будет крайне опрометчиво!

Статуя настоящего Камехамехи I, объединившего в 1810 году под своей властью все Гавайские острова, стоит напротив Иолани, единственного королевского дворца в США. Гардины и кресла в тронном зале слегка выцвели, но ткань замене не подлежит -гавайцы верят, что вещи проникнуты особой королевской малой. «Гарнитур изготовило ателье, которое обставляло Белый дом. Но предпоследний гавайский монарх, король Давид Лаамеа Каманакапуу Махину-лани Налаиаехуокалани Лумиалани Калакауа, был знаком с Томасом Эдисоном, поэтому электричество во дворце появилось на пять лет раньше, чем у американского президента», — обязательно расскажет гид. Первым из королей совершивший дипломатическое кругосветное путешествие, Калакауа мечтал о создании Полинезийской империи, но вместо этого столкнулся с яростным сопротивлением антимонархической Гавайской лиги, состоявшей большей частью из белых американцев, которые выступали за аннексию Гавайев США. В 1887 году члены Гавайской лиги под угрозой физической расправы вынудили короля подписать новую конституцию, получившую название «Конституция штыка». По новым правилам у короля становилось существенно меньше власти, а у коренных гавайцев — существенно меньше прав: из-за введения имущественного ценза две трети местного населения лишились права голоса. Лишались избирательного права и многочисленные натурализованные выходцы из стран Восточной Азии, хлынувшие на Гавайи после отмены земельного рабства в 1852 году. Зато правом голоса были наделены богатые жители Гавайев, состоявшие в основном из белых владельцев тростниковых плантаций. Гавайская монархия оборвалась на королеве Лилиуо-калани, сестре Калакауа. В 1893 году она хотела восстановить права коренных гавайцев, но была свергнута в результате заговора той же Гавайской лиги, провозгласившей образование Республики Гавайи. Президентом стал ананасный магнат Сэнфорд Доул.
Были в этой истории и свои «вежливые люди» -американские морпехи, оказавшиеся под окнами дворца Иолани в нужное время. Королева удержала подданных от кровопролития и покорилась судьбе, надеясь, что великая Америка одумается. В 1900 году Гавайи получили статус американской территории, а в 1959-м стали 50-м штатом. Коренным гавайцам ничего не оставалось, как принять изменения. И сегодня на место благородных монархов пришли короли серфинга и королевы танца хула.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*